Связь времён: Ольга Лифшиц - Фестиваль лоскутного шитья Душа России

Связь времён: Ольга Лифшиц

Ольга Лифшиц
Зеленоград

От прабабушек до внучек.

Сначала несколько воспоминаний. Мне четыре года,  мама примеряет мне платье, которое перешивает из своего. Платье цвета хаки из американской ткани (от деда из ленд-лизовских поставок). Оно отделано красивой тесьмой, и в нём я чувствую себя красавицей. И ещё одно. Приближается Новый год. Просыпаюсь утром и вижу, что все мои куклы (а их штук 10 было) в новогодних нарядах! Лет через пятнадцать: я – студентка, приезжаю на каникулы домой в Верхний Уфалей.  Мама, моя сестра и я раскрываем фамильный сундук, а в нём старые бабушкины наряды, мамино свадебное платье, запасы тканей. Мы  два-три часа перебираем запасы тканей, просматриваем журналы мод, обсуждаем их, мечтаем  и планируем, кто и что сошьёт. Как нам было интересно вместе!

Мы с сестрой (моя сестра – Вера Серёдкина) выросли  в семье, где с помощью рук и головы изменять жизнь вокруг себя, делать её красивой и интересной, было естественно. И так было благодаря увлечениям наших родителей. Наш папа  - Владимир Константинович Ташкинов (маркшейдер по специальности) до сих пор (а ему 89 лет!) занимается фотографией. Теперь уже цифровой.  Вот и сейчас готовит очередную фотовыставку.  Так много хорошего про него можно рассказать, но я думаю, что он поймёт, если здесь я напишу о нашей маме.

Ташкинова Лена Изосимовна, наша мама, родилась в 1927 году в Курганской области. Во время войны получила специальность фармацевта, по ней и работала. Про свои Золотые руки говорила: "Это от бабушки Федоры у меня». Рассказывала, что в детстве обожала шить наряды куклам. Конечно же, вышивала. Много и красиво. В разных техниках. Кое- что из этого сохранилось. Плела кружево на коклюшках. В середине 1950-х  годов  мы несколько лет жили в Чехии. Вот там и начала она брать уроки у портнихи. В багаже привезли оттуда большие (по тем временам) ценности: швейную машину «Minerva», красивые ткани, одежду (из этого мама и мы с Верой шили и перешивали для себя и наших детей много лет), и ещё модные фетровые шляпки (мама никогда не носила платков!).  Кстати, эти шляпки она потом переделывала для меня (перетягивала, изменяя их форму, декорировала). Я их, по глупости своей, терпеть не могла, ведь никто из моих подружек таких не носил, и я не хотела быть как девочка из журнала мод. Но носила! Прошло немало лет, прежде чем я оценила мамину креативность - потрясающие новогодние костюмы, интересные («как ни у кого») наряды. Она, например, могла из простой ткани в полоску сшить три абсолютно непохожих платья: себе, мне и Вере. Мама вязала, даже обучала других женщин на курсах (это Женский совет её попросил). Я уверена, что есть женщины в Уфалее, которые помнят её, вяжут до сих пор и внучек своих научили. В 1980-е годы было у рукодельниц Уфалея увлечение ковроткачеством - настоящая ковровая техника с узелками. И тут мама в стороне не осталась,  участвовала в выставках со своими работами. Трёх своих внучек одарила коврами, на память. А когда тряпочек и лоскутков набралось очень  много, то мама с азартом занялась лоскутным шитьём. И мы вместе с ней к этому приобщились. В моём доме и в доме моей сестры много маминых тёплых работ. В них каждый фрагмент – это повод для нас и наших дочек повспоминать: что это было и когда. Очень жаль, что не успела мама попробовать современные техники, приспособления и материалы. Она ведь вырезала каждый квадратик, треугольник или ромбик отдельно и даже флизелин не применяла никогда. Но моя сестра Вера очень активно и успешно занимается сейчас пэчворком. Я искренне рада этому. Даже в последние годы, когда маме трудно было передвигаться, её руки всегда работали и что-то создавали: распускали, сматывали в клубочки, вязали прихватки, коврики, грелки на чайник  и т.п. Спасибо нашим маме и папе – научили нас активно и нескучно жить. Разные времена были, но рукоделие помогало и выручало всегда.

Я, вероятно, уже много написала – читать надоест, но нечестно не назвать в связи с текущей темой и другие дорогие для нас имена. Анна Илларионовна Ташкинова, бабушка наша, всем нам вязала носки, коврики из лоскутков шила, стёганые ватные одеяла вместе с мамой шили. Рассказывала, что в молодости всю свою деревню обшивала. А когда мне было лет пять, подарила мне игрушечную швейную машинку. Всю свою пенсию на неё потратила! Служила эта машинка мне, потом Вере, а потом и моей дочке. Прасковья Константиновна Кузнецова, наша тётя. Она преуспела во многих видах рукоделия.  В её дом я приходила, как в музей рукоделия, часто спрашивала у неё, как что сделано. Два её сына такие мастера-умельцы! Екатерина Илларионовна Мусихина, двоюродная бабушка. Она ткала половики, зарабатывая этим на жизнь. Мне иногда позволяли помогать ей «надевать основу», как я радовалась оказанному доверию.

А теперь про связь времён. Рукоделие продолжается:  у моей дочки Маши руки золотые, её мальчики уже иголку хорошо в руках держат, вышивать умеют, и у Веры внучка большие надежды подаёт. Моей внучке только годик, но я думаю, что мы с ней ещё сошьём лоскутное одеяло.

На фотографиях: прабабушка Федора Егоровна Просекова с мужем; бабушка  Анна Илларионовна Ташкинова; мама Лена Изосимовна Ташкинова (1944г.); мама ткёт ковер(1982г.); «Ковёр уже готов!»; моя дочка Маша - начинающая рукодельница (1982г.)


Поделитесь ссылкой с друзьями: