Связь времён: Александра Лапенкова - Фестиваль лоскутного шитья Душа России

Связь времён: Александра Лапенкова

Татьяна Васильевна
Александра Лапенкова
C.Петербург

Мне лет пять, лето, детский сад закрыт, мама работает... Я до вечера у бабушки. Бабуля достаёт маленькие чемоданчики и пакеты, а в них - волшебство... Кусочки ткани, кружево, ленточки.... И довольно большие кусочки, и совсем маленькие, скрученные в рулончики. "Вот Сашуня.… Из этой мы сошьём наволочки на подушки. А из этой - тебе платьице... Я с трепетом разглядывала эти богатства, мне так хотелось всё это иметь! Бабуля прямодушно приговаривала - помру, всё тебе останется... И ведь осталось... Кусочки этой ткани я храню, как и кружево, тесёмочки, ленточки из бабушкиных запасов (на фото)

До войны бабушка работала в швейной артели надомницей, потому что у неё были маленькие дети (моя мама и её брат). Шила военное - нательное бельё, галифе, ватники. Когда началась война, артель развалилась и пропала куда-то, а тюки с ватой и тканями у бабушки остались. Эти-то ткани и её золотые руки не дали погибнуть ей с детьми от голода в блокадном Ленинграде. Жили они в то время на окраине города, сейчас это проспект Непокорённых, в своём деревянном домике. Рядом стояла военная часть, не так далеко был и Ржевский аэродром.

Бабушка шила из оставшихся тканей душегрейки солдатикам, чинила обмундирование, а они приносили ей то хлеба, то сахара, а то и просто лошадиного овса, из которого бабушка варила детям кисель... Самым главным для неё после блокады всегда было - чтобы все были сыты.

А ещё бабушка всю жизнь вспоминала свою первую швейную ручную машину Зингер. Кто-то отдал её старенькую и поломанную. Дед разобрал машинку, вытачал на токарном станке какие-то детальки... Второй такой машины, по словам бабушки, больше и быть не могло. Её пришлось выменять на хлеб...

У нас, внучек, всегда были вязаные шапочки, носочки из пряжи, которую бабушка сама пряла, сшитые ею сарафанчики. А ещё она умела плести на коклюшках кружево (на фото - покрашено чаем).

Бабулю всегда вспоминаю с нежностью. Тяжелейшая жизнь - детство в многодетной бедной деревенской семье в Тверской губернии. Одни валенки на всех, с горки каталась в холщовой юбке, а под юбкой - ничего... . С пяти лет пасла у барина гусей, которые однажды чуть её не заклевали до смерти...   Потом революция, переезды, с 12 лет - на завод (приписала себе несколько лет), смерть годовалой дочери, война, блокада, умершие от голода родные. Муж пришёл с войны тяжелобольным и дома почти не жил - пожизненный интернат для инвалидов. Только стало полегче после войны - взяла троих малолетних детей, хотя свои уже подросли. И работа, работа, работа.… И при этом - тихий голос, доброта, участие, забота, любовь и сострадание ко всем.


Поделитесь ссылкой с друзьями: