Связь времён: Нецветаева Ольга - Фестиваль лоскутного шитья Душа России

Связь времён: Нецветаева Ольга

Митропольская Елена Михайловна.Баба Лёля
Прабабушка с маленькой Валей и горничной
Нецветаева Ольга
Ульяновск

Мою бабушку звали Елена Михайловна Митропольская, 1917 г.р. Помню, как я громко окликнула свою бабушку на улице: «Баба Лёля!», а проходящие мимо дворовые мальчишки загоготали и стали передразнивать меня, но все близкие всегда  называли её Лёлей, а не Еленой, и ей очень подходило это смешное детское имя. Она была маленькая,  сухонькая,  быстрая. В неизменном коричневом плаще и платке на голове,  который она аккуратно завязывала  под подбородком. Острая и скорая на язык она  любила поскандалить в трамвае, а потом с удовольствием рассказывала, как она кого-то «отбрила». Одна фраза даже всплыла в памяти, как она сказала какой-то дамочке, что та «еще вчера лапти за семафором забыла».  Бабушка гордилась своей родословной и не спускала, когда какая-то «деревня» пыталась ее  «воспитывать». У нее была очень хорошая по тем временам  пенсия - около 130 рублей, но, при этом, она всегда обшивала меня с сестрой и братом, и маму! Это были очень классные и модные вещи, и все вокруг завидовали нам  и восхищались этим ее умением. Она, к примеру, не спала ночь, а утром приносила мне  к новогоднему утреннику костюм молдаванки, весь расшитый тесьмой и лентами, от красоты  которого учителя теряли дар речи! А в восьмидесятые годы у меня были «штаны», сшитые бабулей, так даже знакомые знакомых пытались разузнать, где я такие «достала»! Если бы  они знали, что эта «фирма» была  сшита из обычной неотбеленной бязи, покрашенной в голубой цвет анилиновыми красителями, а  клепки из «Дома моды» до модного коричневого цвета отжигались в печке для  керамики, ну,  а идеальная двойная  строчка,  делалась на ручной старинной машинке «Зингер». Они действительно  выглядели гораздо круче, чем афганские «варенки». 

У бабушки была старшая сестра Валентина Михайловна Митропольская (1909 г.р.). Она была моей крестной. Баба Валя, жила в другой половине дома. Спаленка у нее была просто крохотная! Там помещалась кровать, маленький столик со швейной машинкой и напольные пяльцы между ними. Когда-то у нее было заражение крови  и руку должны были ампутировать. Крестная тогда дала обет, что если рука сохранится, она будет всю оставшуюся жизнь вышивать для церкви. И помню, как пришивала херувимов сказочной красоты, подкрашивала им лица тоненькой кистью, как вышивала канителью и шелком на церковных покрывалах.  А одно покрывало с вышитыми гладью  роскошными розами  еще долго и  после ее смерти можно было видеть на аналое в Неопалимовском храме. Мое любимое место в их доме было на кровати крестной, и чтобы баба Валя трудилась рядом над очередным  покрывалом и давала мне разглядывать свои сокровища из бисера, жемчуга, канители, стекляруса в старинных жестяных коробочках. Сама я тогда под руководством бабы Лёли шила только распашонки пупсам и простенькие платья куклам. Но когда в институте меня научили более или менее сносно шить, бабуля это оценила и попросила сшить ей платье «на смерть». И осталась, даже, им довольна.  И так хотелось, чтобы оно не пригодилось ей никогда-никогда.

 А теперь  мне нужно сделать в память бабушки еще одну вещь - ватного Деда Мороза. В войну перед Новым годом баба Леля делала Дедов Морозов и продавала их на улице перед «Детским миром» в нашем Ульяновске. Они были ладные, красивые, разбирали их хорошо, и это было большим подспорьем в те голодные годы. Она еще в детстве рассказала мне технологию изготовления, я ее запомнила и вот все хочу сделать такого же «деда», чтобы  мои внуки ставили его под елку и вспоминали про свою пра-пра.


Поделитесь ссылкой с друзьями: